Жан де Глиниасти: «Для нас важно, чтобы в Ливии к власти пришло новое поколение политиков» | События в Евросоюзе
читайте нас: RSS
Главная
-
Интервью
-
Жан де Глиниасти: «Для нас важно, чтобы в Ливии к власти пришло новое поколение политиков»
19.04.2011

К власти в Ливии должно прийти новое поколение политиков. Такова позиция Франции - инициатора создания антидиктаторской коалиции. У сил коалиции в Ливии две главные цели: во-первых, не допустить массового кровопролития и, во-вторых, создать условия, при которых ливийские граждане сами смогли бы принять решение о судьбе своей страны. Об этом заявил чрезвычайный и полномочный посол Франции в РФ Жан де Глиниасти.

 

- Как получилось, что именно Франция стала инициатором создания коалиции, действующей в Ливии?

 

- Для французов неприемлема ситуация, сложившаяся в Ливии. Мы не могли смириться с намерением Муаммара Каддафи уничтожить свое собственное население и устроить в Ливии страшные репрессии. А он об этом неоднократно заявлял. Поэтому большинство стран вместе с Францией решили остановить это кровопролитие. Франция начала эту кампанию, остальные страны ее поддержали.

 

- То есть Франция приняла такое решение, исходя только из гуманитарных соображений? Или же геополитические резоны также имели место?

 

- Ливия не является стратегическим партнером Франции в Северной Африке, даже если у нас заключено с ней несколько контрактов. Их количество незначительно, хотя там и находятся нефтяные месторождения. Гораздо больше коммерческих интересов у Франции в Марокко, Алжире, Тунисе. Поэтому в первую очередь нами двигало желание поддержать «арабскую весну» в Ливии, а вовсе не отстаивать свои интересы в этом регионе.

 

- Есть мнение, что операция коалиции в Ливии пошла не по самому удачному сценарию. Каддафи по-прежнему у власти и продолжает теснить оппозицию. Как в этой связи Вы оцениваете действия коалиции?

 

- Мы считаем, что первые шаги коалиции были очень успешными. Уже в первые дни после начала операции в Ливии повстанцы смогли одержать победы над войсками Каддафи. Сейчас же мы находимся в переходном периоде: руководство операцией перешло к НАТО. Чтобы Североатлантический альянс стал оперативно реагировать на происходящее в Ливии, ему нужно дать немного времени. Когда возобновятся полеты над Ливией и мы начнем вновь бомбить танки Каддафи, операции ливийских повстанцев станут более успешными. Воздушная поддержка им необходима, это очевидно.

 

- А может случиться так, что для помощи повстанцам потребуется наземная операция?

 

- Конечно, если бы повстанцам была оказана сухопутная поддержка, их шансы выиграть войну были бы значительно больше. Но, как вы знаете, в рамках резолюции Совбеза ООН 1973 о создании беспилотной зоны над Ливией коалиция не может развернуть наземную операцию в этой стране. Для этого требуется новая резолюция ООН. Пока же над Ливией может быть установлена исключительно беспилотная зона.

 

- Правильно ли мы Вас поняли: без специальной санкции СБ ООН коалиция ни при каких условиях не перейдет к наземной операции?

 

- Совершенно верно.

 

- Однако коалиция выступила инициатором поставки оружия силам, борющимся с Каддафи. Это противоречит резолюции СБ ООН 1970, по которой было введено эмбарго на экспорт оружия в эту страну. Как разрешить эту коллизию?

 

- В этом плане никакого решения нет. Мы просто строго выполняем резолюции Совбеза ООН 1970 и 1973, запрещающие поставку военного оборудования и оружия в Ливийскую Джамахирию, то есть режиму полковника Каддафи. Мы постоянно наблюдаем за ситуацией на месте, мы совместно с нашими партнерами изучаем все возможные сценарии развития событий.

 

- Нет ли у Вас опасений, что оружие, поставленное повстанцам, затем попадет в руки «Аль-Каиды»?

 

- Действительно, такие опасения существуют. Существуют серьезные сомнения в том, куда попадет поставленное оружие. Эта проблема сейчас активно обсуждается, и будет ли принято решение о таких поставках и когда, сказать трудно.

 

- Как Франция представляет себе конечную цель действий коалиции? Это в первую очередь смещение Каддафи?

 

- Для всех и для России тоже ясно, что только уход Каддафи позволит начать процесс демократизации в Ливии. С этим все согласны. Но каким будет этот процесс, пока, конечно, говорить трудно. Самое главное - обеспечить, чтобы ливийские граждане сами смогли принять решение о судьбе своей страны.

 

- Нет ли у Вас опасений, что после отстранения Каддафи власть в Ливии может перейти к еще более деспотичному и авторитарному режиму?

 

- Среди ливийской оппозиции есть и интеллектуалы, и бывшие врачи, и дипломаты. Среди них есть даже бывший министр юстиции Ливии Мустафа Абдель Джалиль. Он возглавляет переходный совет Ливии. Он известен не только у нас в Европе, но и в России, и кажется нам очень уважаемым человеком. Для нас важно, чтобы в Ливии к власти пришло новое поколение политиков. Это неизбежно, и это давно назрело.

 

- Правы ли те, кто говорит, что спецслужбы коалиции готовят физическое устранение Каддафи?

 

- О планах спецслужб мне ничего не известно.

 

- Возможен ли компромисс с диктатором и предоставление ему гарантий безопасности в обмен на добровольный уход?

 

- Самое главное - это уход Каддафи, а не то, какими средствами этого удастся добиться.

 

- То есть обсуждаются разные варианты, в том числе компромиссные?

 

- Думаю, да.

 

- Военная операция в Ливии усугубила проблему с иммигрантами в Европе, и в первую очередь в Италии. Не боитесь ли Вы притока беженцев во Францию, где и так вопрос стоит крайне остро?

 

- Ливийские беженцы вряд ли приедут во Францию. К ним ближе Италия, они также могут направиться в Англию. А к нам, скорее, приедут беженцы из Туниса. Хотя, конечно, поток иммигрантов в любую европейскую страну возрастает с началом вооруженного конфликта. Но все-таки мы надеемся, что с окончанием конфликта все эти беженцы вернутся к себе на родину.

 

- Когда во Франции принималось решение о начале действий коалиции в Ливии, бралось ли в расчет то, что начало военной кампании может привести к очередной волне терактов, в том числе и в самой Франции?

 

- Франция уже давно - цель террористов, например «Аль-Каиды». Терроризм был и есть всегда и везде. Но мы считаем, что если с началом кампании в Ливии угроза терроризма и возрастет, то незначительно. Во всяком случае, мы делаем все возможное, чтобы роста террористических проявлений не произошло.

 

- Сами французы поддерживают решение своего правительства о начале кампании в Ливии? Как относится к действиям коалиции общественное мнение?

 

- Французы - это сложный народ, который всегда критикует свою власть. Тем не менее, судя по опросам, большинство французов поддерживают решение своего правительства.

 

- А как Франция оценивает решение России воздержаться при голосовании в Совбезе ООН за резолюцию о начале военного вмешательства в ситуацию в Ливии?

 

- Положительно. Россия голосовала за эмбарго на поставки вооружения в Ливию, что стало очень важным политическим сигналом. Кроме того, Россия, как постоянный член Совбеза, могла бы наложить вето на вторую резолюцию Совбеза ООН. Но она воздержалась. Это значит, что она нарочно пропустила эту резолюцию, отлично зная положение дел в регионе и понимая, что будут приняты срочные меры против кровопролития в Ливии.

 

- Когда только коалиция развернула свои действия против Каддафи, премьер-министр и президент России выступили с разными по тональности заявлениями по Ливии. Вы, работая в Москве, чувствуете разницу подходов руководства России к ливийской проблеме?

 

- В России, конечно, разное отношение к этой кампании. Но мы считаем, что официальное решение - это голосование вашей страны в Совбезе ООН и официальные заявления президента.

 

- То есть Вы не чувствуете раскола в тандеме по поводу ситуации в Ливии?

 

- Нет. Заявления президента и премьера лишь показывают, что в российском обществе есть разные точки зрения. Иногда их высказывают публично, но есть международные институты, такие как Совбез ООН, где голосование России считается наиболее важным.

 

- В России есть мнение, что участие Франции в операции в Ливии продиктовано в том числе и внутриполитическими обстоятельствами - желанием президента Николя Саркози поднять свой рейтинг перед предстоящими президентскими выборами. Насколько это справедливое суждение?

 

- Обычно международное положение страны и внешняя политика не играют серьезной роли во французской внутриполитической жизни. Но интересно, что начало кампании в Ливии поддерживают и сторонники правых, и сторонники левых партий.

 

В этом смысле кампания в Ливии - это не вопрос политических противоречий, а значит, она не играет значительной роли во внутренней политике страны. Мне кажется, операция в Ливии будет не самым важным элементом и в предвыборной кампании французского президента. Поддержка населения складывается совсем из других факторов, и прежде всего того социального курса, который проводится внутри самой Франции.



Просмотров: 1916
Оригинал: www.bienvenue.ru

опубликовать в социальных сетях:
Хотите быть в курсе всех событий в ЕС?
Подпишитесь: RSS, E-mail, Twitter

Добавить комментарий
Имя
E-mail не публикуется
Web-сайт
Комментарий
15 – 5 = ?