Али Лариджани: «Одно дело - быть атомной державой, другое - делать бомбы» | События в Евросоюзе
читайте нас: RSS
Главная
-
Интервью
-
Али Лариджани: «Одно дело - быть атомной державой, другое - делать бомбы»
10.08.2010
Неудавшиеся переговоры, санкции, региональные угрозы – иранская ядерная программа уже долгое время остаётся одной из горячих точек мировой повестки дня. 

На третьей конференции Международного парламентского союза председатель парламента Ирана Али Лариджани впервые заявил в эксклюзивном интервью «Евроньюс», что его страна стала мирной ядерной державой – подобной Японии.

Бывший главный переговорщик по ядерному вопросу исключает возможность израильского или американского удара по объектам в его стране.

– Иранский парламент принял закон, позволяющий правительству продолжать обогащение урана до двадцатипроцентного уровня.

– Я думаю, опасений это не вызывает. В Японии ведётся обогащение – вызывает ли это у кого-либо страх? Иранская ядерная технология очень похожа на японскую модель.

– Нам известно, что Япония способна произвести ядерное оружие в течение шести месяцев. Означает ли это, что и вы движетесь к превращению в потенциальную ядерную державу, которая может быстро изготовить атомную бомбу?

– Послушайте. Одно дело – быть атомной державой, другое – делать бомбы. Никого нельзя осуждать до факта.

– Но, к примеру, российский президент Медведев говорил, что у Ирана скоро будет потенциал для изготовления ядерного оружия.

– Я думаю, эта информация не точна. Иран получил ядерное ноу-хау и мы этого не скрываем. У нас есть потенциал, это правда. В этом смысле мы действительно становимся ядерной державой.

– То есть Вы подтверждаете, что вы скоро станете региональной ядерной державой?

– Если под этим вы понимаете мирную ядерную энергию – то да.

– Для этой цели в сентябре вводится в строй ядерный реактор в Бушере?

– Одна атомная электростанция не делает страну ядерной державой. Значение имеет знание, ноу-хау. У нас есть доступ к ядерному ноу-хау, и мы работали над этим последние 20 лет.

– То есть вы решительно готовы идти по ядерному пути?

– Да, но только мирно.

– Но и в этом случае растут опасения ваших соседей по региону.

– О ком вы говорите? О России, которая сама имеет ядерное оружие?

– Нет. Я говорю о ваших непосредственных соседях – таких, как Ирак и Израиль.

– Я думаю, мы имеем дело с новым феноменом и местным курьёзом. Россия является ядерной державой уже давно. Смешно утверждать, будто это создаёт опасения. О какой конкретно стране в регионе вы говорите?

– Я говорю о некоторых странах, таких как Израиль, который заявил, что не хочет превращения Ирана в ядерную державу.

– В нашем регионе, кроме Израиля, сионистских режимов нет. Многие страны региона испытывают гордость в связи с иранской ядерной программой.

– Вы не боитесь, что однажды израильтяне или американцы могут нанести предупредительные удары по вашим ядерным объектам?

– Не думаю, что они полностью лишены рассудка. Это было бы неразумно. Мы не станем в таком случае просто сидеть, сложа руки. У израильтян есть уязвимые места и они находятся очень близко.

– Что Вы имеете в виду под «уязвимыми местами»?

– Я думаю, они меня поняли. У нас есть возможности обороняться. Мы не скрываем наших ракетных возможностей. Но я думаю, что это просто шумиха в прессе. Любая ошибка будет стоить израильскому режиму очень дорого.

– Вы называете это шумихой в прессе, но факт заключается в том, что в 1981-м израильские самолёты уже наносили удар по иракским объектам – по ядерному реактору.

– Тут сравнивать нельзя. Я думаю, что израильтяне провели объективный анализ иранских возможностей. Отсюда и вся шумиха об иранской ядерной программе. Нападение не слишком вероятно, но в любом случае мы к нему готовы.

– Международные санкции наносят ущерб вашей торговле, транспорту и нефтяному сектору. Как иранцы воспринимают эти санкции?

– Мы нашли способ их обходить.

– Но как вы будете их обходить, когда две трети ваших авиалайнеров – например, «Иран эйр», не могут летать через европейское воздушное пространство?

– Этот вопрос не связан с санкциями. Вы говорите о поездках?

– Да, есть проблема виз. Директивы Еврокомиссии запрещают выдавать визы ряду иранцев.

– Вы думаете, что для нас будет проблемой запрет путешествовать для части иранских военных? Честно говоря, нас это совершенно не пугает. Эти действия – попытка ослабить волю иранцев, но они её только укрепляют.

– Но иранский народ и оппозиция требуют большей свободы и прав человека.

– А какая тут связь? Связи нет. И оппозиция, находящаяся во Франции, в Европе и других регионах, – они все согласны в вопросе ядерных технологий.

 – Это неправда: например, Национальный совет иранского сопротивления во Франции призывает к расширению санкций против иранского режима. 

– Нет, это бесчестные люди, в Иране их ненавидят. Это террористы, убившие в Иране множество людей. 

– Вы говорите об отдельных организациях, но, например, Шерин Эбади никого не убила, и она призывает к уважению прав человека в Иране.

– Страны Запада поддерживают Шерин Эбади и её деятельность, но у неё есть возможность вернуться в Иран. Она уехала по своей собственной воле. 

– Некоторые члены правительств – например, глава британского МИДа Вильям Хог, призвал Иран остановить казни.

– Я думаю, Великобритания и США должны больше думать об их собственных преступлениях в Афганистане и Ираке. Спросите его, почему НАТО предоставляет финансовую и военную помощь антииранским террористическим группировкам. На мой взгляд, эти страны демонстрируют лицемерие.


Просмотров: 2644
Оригинал: ru.euronews.net

опубликовать в социальных сетях:
Хотите быть в курсе всех событий в ЕС?
Подпишитесь: RSS, E-mail, Twitter

Добавить комментарий
Имя
E-mail не публикуется
Web-сайт
Комментарий
15 – 5 = ?